Валентина Паченцева

23.09.2018 11:02


Статья рассказывает о европейских, американских и советских актрисах, нарядам, прическам и манерам которых подражали не только их соотечественницы, но и ровесницы из других стран.

Мэрилин Монро

Мэрилин Монро в начале 1950-х

Мэрилин Монро в начале 1950-х

Фото: imago stock&people / globallookpress

Неофициальное звание главного секс-символа десятилетия, с большим отрывом от конкуренток, давно и, видимо, навсегда завоевала американка Норма Джин Бейкер, она же легендарная Мэрилин Монро. Она показала женщинам, что одинаково сексуально можно выглядеть и в стянутом в талию платьице с плиссированной пышной юбкой и глубоким декольте, и в более чем целомудренном толстом вязаном свитере с косами и джинсах: вопрос не в одежде, а в фигуре и том неуловимом нечто, которое принято называть женской харизмой.

Судьба Нормы-Мэрилин — сказка про Золушку или Белоснежку, разве что с плохим концом. Да и принцев в ее жизни было трое, а не один, а гномов — и того больше, причем не все они были добрые. Она действительно девочка из рабочего поселка, дочь душевнобольной матери, удочеренная добрыми людьми и начавшая свой трудовой путь на заводе — почти как многие советские звезды разной величины. То, что это был Radioplane Co., а не Уралмаш и не Трехгорка, сути дела не меняет. Работница Норма даже успела выйти замуж в своем изначальном статусе, но тут вмешался случай: ее у станка, с авиационным пропеллером в руках, сфотографировал газетный репортер — практически как Катю из «Москва слезам не верит».

 Мэрилин Монро выступает перед военнослужащими в Корее в 1954 году

Мэрилин Монро выступает перед военнослужащими в Корее в 1954 году

Фото: SNAP / REX / Shutterstock

Если бы дело происходило в Союзе, про Норму-Мэрилин, вероятно, сказали бы, что она покатилась по наклонной: она бросила свою «честную рабочую специальность» и стала фотомоделью: это было легче, чем крутить гайки, и платили лучше. Муж взревновал, и супруги развелись. Но в частной жизни модель, а затем актриса и кинозвезда первой величины, оставалась все той же скромной девушкой из пригорода: любила свитера, джинсы и брюки-сигареты, со всеми держалась мило, улыбалась открытой улыбкой, поправляя свои роскошные волосы, не испорченные постоянным пергидролем (от природы Норма была темноволосой).

Дальнейший стремительный взлет карьеры Мэрилин (бывшую работницу авиазавода даже представляли королеве Елизавете II), ее сложная личная жизнь с браками-разводами, неудачными беременностями и странными отношениями с сенатором и затем президентом Джоном Кеннеди известны всем не меньше, чем ее знаменитый портрет работы Уорхола. Не все знают, кто отвечал за сценические и светские наряды актрисы, превратившие ее в икону стиля.

 Мэрилин на пробах к фильму There's No Business Like Show Business («Нет лучше бизнеса, чем шоу-бизнес»), 1954 год

Мэрилин на пробах к фильму There's No Business Like Show Business («Нет лучше бизнеса, чем шоу-бизнес»), 1954 год

Фото: SNAP / REX / Shutterstock

Платье-корсаж цвета фуксии из фильма «Джентльмены предпочитают блондинок» (в нем Мэрилин поет свой хит Diamonds Are a Girl’s Best Friend) и хрестоматийное, кем только не процитированное и не спародированное белое платье, подол которого задирается от сквозняка из подземки (фильм «Зуд седьмого года») сшил для актрисы художник по костюмам Уильям Травилла. Первая в истории кино лауреатка «Оскара» за лучшие костюмы Дороти Джекинс одевала Монро в фильме «Ниагара». Юбки-карандаши, идеально сидящие на безупречных бедрах Мэрилин, топы-корсеты и жакеты-болеро без застежки сводили с ума мужчин и женщин. Первые вожделели их обладательницу, вторые вожделели сами наряды: недаром ушлые маркетологи американских универмагов тут же кинулись тиражировать жакеты и юбки.

В сценических и повседневных платьях от модельера Сил Чапман актриса ходила в своей внеэкранной жизни: так, в облегающем темно-синем платье на тонких бретелях Монро пела для американских солдат в Корее. Джон Мур не только сшил для Мэрилин свадебный наряд для свадьбы с Артуром Миллером и вечернее платье-«русалка» для премьеры картины «Принц и танцовщица» (этот силуэт лучше всего подчеркивал идеальную фигуру Монро), но и оформил интерьеры ее нью-йоркских апартаментов. Премию «Оскар» в 1951 году Монро вручала в платье от Чарльза Лемейра, а знаменитое Happy Birthday Mr. President спела в наряде работы художницы по костюмам Джин Льюис.

Элизабет Тейлор

Биография Элизабет Тейлор известна не менее, чем биография Монро: они были признанными конкурентками, олицетворявшими вечное противостояние «умной брюнетки» и «глупенькой блондинки». Тейлор в этом противостоянии оказалась удачливее во многих отношениях: браков у нее было на пять больше, она благополучно родила троих детей, и «Оскар» она, в отличие от Монро, получила (причем трижды), и прожила гораздо дольше безвременно ушедшей в 36-летнем возрасте при непонятных обстоятельствах Мэрилин.

Даже мутация организма служила ее карьере: у Тейлор был дистихиаз (двойной ряд ресниц), поэтому ни накладные ресницы, ни увеличивающая объем тушь ей на съемках не требовались. Актриса была настоящей законодательницей моды. В 1970-е годы располневшая из-за проблем со здоровьем Тейлор сменила платья в талию на свободные наряды от Роя Халстона, чем тут же породила уйму подражательниц и серьезно усилила популярность модельера.

Элизабет Тейлор в Лондоне с мужем Майклом Уидлингом и сыном Майклом-младшим (1953 год)

Элизабет Тейлор в Лондоне с мужем Майклом Уидлингом и сыном Майклом-младшим (1953 год)

Фото: Central Press / Getty Images

Лиз пережила немало романтических историй, но главным модным романом ее жизни были «отношения» с чрезвычайно дорогими украшениями. Она даже написала книгу об этой любви всей своей жизни, назвав ее My Love Affair with Jewelry («Мой роман с драгоценностями»). Украшения она носила не только в частной жизни, но и на съемочной площадке: так, самый, пожалуй, знаменитый фильм с ее участием — «Клеопатра» (за который актриса, к слову, получила рекордный по тем временам гонорар — миллион долларов) ввел в моду, помимо широких черных «египетских» стрелок, гибкие браслеты-«змейки».

Другая знаменитая драгоценность актрисы-коллекционерки — легендарная грушевидная жемчужина под названием La Peregrina, сменившая немало владельцев (среди них была, например, королева Мария Тюдор и испанский монарх Филипп II). La Peregrina тоже стала подарком Бертона: после того, как драгоценность чуть не проглотила собака Тейлор, актриса заказала Cartier колье, в которое попросила оправить редкую жемчужину. Бертону она обошлась в 37 тысяч долларов, а на посмертном аукционе ушла за 11,8 миллиона — рекордную цену для жемчуга.

Коллекция драгоценностей Элизабет Тейлор включала одно из самых впечатляющих в истории знаменитых украшений — обручальное кольцо с бриллиантом-солитером огранки «эмеральд», так называемый «бриллиант Тейлор-Бертон». Его поднес актрисе на их первую помолвку Ричард Бертон, ее экранный партнер в «Клеопатре» и единственный из мужей Тейлор, за которого она выходила дважды. Вес камня, уже после смерти Элизабет купленного с аукциона за 8,8 миллиона долларов компанией Mouawad Group, составляет 69,42 карата.

Еще до свадьбы щедрый возлюбленный подарил Элизабет и великолепный сапфир огранки «сахарная голова» весом более 60 карат, оправленный римским ювелирным домом Bvlgari в сотуар с бриллиантами. Бертон поднес его Тейлор прямо на съемках «Клеопатры». Сейчас этот камень вместе с еще одним сокровищем, принадлежавшим Тейлор, — впечатляющим колье с 17 колумбийскими изумрудами огранки «эмеральд» и бриллиантами (тоже от Bvlgari) — можно увидеть на выставке произведений ювелирного дома «Очарование женственности. Великолепие римских драгоценностей» в московском Кремле.

Поделиться:
Мы в социальных сетях: